. . .

Мятеж, любовь и вера звезды рэгги и пророка в собственном отечестве Боба Марли | статьи на kinogo-go

Марли утверждал: «Я не стою на стороне темного человека, я не стою на стороне белоснежного человека. Я стою на стороне Бога». Ну и как по другому, ведь в его жилах смешалась и та, и иная кровь. Папой был офицер военно-­морских сил Англии Норвал Марли, а мамой — рядовая смуглокожая женщина Седелла Букер. Они познакомились, когда мореплавателя списали на сберегал и выслали в качестве управляющего на плантации Ямайки. На момент данной встречи он разменял 6-ой десяток, а ей чуть исполнилось шестнадцать. В 1945-м — в тот год, когда завершилась 2-ая глобальная вой­на, на свет возник их отпрыск, будущий музыкант и пацифист. Норвал настоял на том, чтоб малыша окрестили Неста Роберт. Роберт — имя родного брата Норвала. Что означало «Неста», он не объяснил. Но по советы иммиграционной службы мама молодого Марли поменяла порядок его имен, поэтому что это звучало «наиболее мужественно». Что касается отца мальчугана, то особенного роли в его судьбе он не воспринимал. Семья бравого мореплавателя не горела желанием поддерживать схожие связи с его темнокожим потомком. Они же не могли представить, что в дальнейшем этот юноша прославит фамилию Марли на весь мир! За всегда молодой Боб лицезрел папу только два раза, а когда ему исполнилось 10, Норвал погиб от старости.

Босое детство

В поисках наилучшей жизни Седелла решила перебраться с отпрыском из бедной деревушки в столицу островного страны Кингстон. Они поселились в районе Тренчтаун — в трущобах, на самом деле. Школу Боб не обожал, часто пропускал занятия и учебное заведение так и не окончил. Он гласил, что математика ему ни к чему — ведь он станет музыкантом! К слову, как утверждали обитатели его родной деревни, юноша владел необычным даром — предвещать судьбу, и к нему часто обращались за советом. Может быть, вправду рассмотрел и свое будущее.

В Тренчтауне на первых порах Марли приходилось несладко. Наиболее светлый колер кожи, чем у сверстников, выдавал в нем чужака. Ямайка оставалась колонией Англии, и белоснежных людей местные обитатели не жаловали. Биться за пространство под солнцем приходилось с помощью кулаков, но время от времени он сдавался и мазал лицо ваксой, чтоб не очень выделяться. Может быть, тогда закладывались 1-ые принципы его философии: «Я не могу поддерживать никакую вой­ну. Вой­ны ведут за собой новейшие вой­ны. Ты стукнул кого-то, ты объявил ему вой­ну — так он стукнет тебя в ответ. А что ты сделаешь, когда он для тебя ответит? Ударишь его опять».

В собственных песнях Боб славил растафарианскую веру, но больше пел про неудачи и радости населения земли. Музыканты длительно перебирали наименования и в конце концов избрали WallersФото: RexFeatures/Fotodom.ru

Знакомство с таковым же бедным мальчиком из трущоб, Невиллом Ливингстоном по прозвищу Банни, расцветило мир новенькими красками. Музыка увлекала обоих. Ребят заинтересовывали не только лишь темнокожие исполнители, они слушали южноамериканское радио, в особенности им нравилась новоорлеанская радиостанция, где крутили композиции Кертиса Мэйфилда, Рея Чарльза, Брука Бентона, Фэтса Домино. Ямайский певец Джо Хиггс, проживавший в том же районе, согласился безвозмездно давать мальчишкам уроки вокала. В соавторстве с ним в шестнадцать лет Марли записал собственный 1-ый сингл «Judge Not».

На тот момент, когда вышел диск с его песней, Боб работал сварщиком и всю заработную плату растрачивал на ее «продвижение» в наиблежайшей забегаловке — там стоял музыкальный автомат. Певец включал свою песню так нередко, что в конце концов обладатель заведения не выдержал: выкинул пластинку в мусорное ведро и послал молодую звезду куда подальше. Через год, не без помощи все такого же Джо Хиггса, на свет возник бойз-­бэнд «The Wailers». Ребята экспериментировали с различными наименованиями, но в конце концов тормознули на этом — «плакальщики», — по их воззрению, оно весьма емко охарактеризовывало жизнь их родного района. 1-ый же сингл группы «Simmer Down» возглавил хит-­парад Ямайки и разошелся тиражом наиболее чем восемьдесят тыщ экземпляров. Молодые музыканты исполняли пользующуюся популярностью в то время ска — ямайскую разновидность новоорлеанского ритм-­н-блюза — и стремительно стали островной знаменитостью. Но за пределами Ямайки группа не была известна никому. В 1966 году коллектив распался из-­за внутренних противоречий.

Седелла, которая к тому времени успела во 2-ой раз выйти замуж и переехать в США, пригласила отпрыска к для себя. Она даже купила ему билет. Боб выдержал всего восемь месяцев: рутинная работа на авто заводе категорически его не устраивала. В душе звучали ритмы Ямайки, и его тянуло на родину. Не считая того, его ожидала возлюбленная дама.

Не плачь, дама,не нужно

В 1965 году, незадолго до собственного отъезда в США, Марли познакомился с Алфаритой Андерсон. Смуглокожая 18-летняя женщина тоже увлекалась музыкой, но на тот момент ей было в целом не до песен, так как приходилось много времени уделять грудной дочке Шерон. Недолгий роман с папой девченки завершился тем, что любимый бросил ее и покинул полуостров. Алфарита вкупе с малышкой жила в доме тетушки. Путь Боба Марли на студию пролегал как раз мимо этого дома. Музыкант нередко лицезрел привлекательную даму, но был так стеснителен, что не решался с ней заговорить. В конце концов он попросил друга передать записку, в какой докладывал Рите, что она ему весьма нравится, и назначал свидание, чтоб познакомиться ближе. Он был уверен, что красотка откажется, но она пришла. К тому же у их оказалась общая страсть — музыка. Позднее Алфарита стала одной из бэк-­вокалисток возрожденного коллектива Bob Marley & The Wailer.

В самом начале знакомства юная дама скрывала, что у нее есть ребенок. Правда открылась совсем случаем: в один прекрасный момент во время работы в студии у Риты потекло молоко, и Боб это увидел. Он опешил, почему она ничего не произнесла про малышку, и практически засыпал ее вопросцами, в каких чувствовалась искренняя забота. Опосля этого стал отпускать ее домой пораньше, а чуть у него появлялись средства, растрачивал их на детское питание. «Мы были так влюблены! Боб был романтичным и верным, и я задумывалась, что так будет постоянно, — вспоминала Рита. — Репетируя, мы смотрели друг дружке в глаза и пели, а позже лобзались. Это была какая-­то мистика».

В 1966 году пара поженилась. Марли удочерил малышку Шерон. А скоро на свет стали появляться их собственные малыши — один за остальным. Их было четыре — отпрыск и три дочери. А кроме их у музыканта родилось еще семь малышей от остальных дам. Но о этом незначительно позднее.

Боба Марли недозволено было именовать красавчиком, но дамы были от него без умаФото: RexFeatures/Fotodom.ru

Рита пробовала управляться с их бедным бытом — таскала ведра с водой, готовила на костре, каждую ночь стирала единственный набор нижнего белья супруга, чтоб наутро он надел его, уже незапятнанный. В собственных воспоминаниях она вспоминала, как в один прекрасный момент Боб поднял на нее руку из-­за того, что она очень длительно готовила пищу: «Вышло это поэтому, что у нас не было кухни. Мне приходилось готовить на земле перед дверью. Каждое утро и любой вечер я обязана была зажечь угли, раздуть их, чтоб возникло пламя, и дождаться, пока оно разгорится как надо. Это было тяжело, если учитывать, что один ребенок даже не умел посиживать, а иной все еще держался за юбку. В тот вечер ужин я приготовила в особенности поздно, мы подрались».

Жили они в доме все той же тетушки, и периодически он напоминал реальный салон, где круглые день тусовались музыканты, говорили, репетировали, курили траву. Боб был занят творчеством, а бытовые хлопоты ложились на супругу. «Мне приходилось мыслить о практических вещах: хлопотать о том, чтоб хватило пищи, платить за электричество, которое мы расходовали… А когда мои мысли не были заняты последующим обедом либо счетом за свет, я волновалась о том, как мы расплатимся за кровать и шкаф, приобретенные в кредит в мебельном магазине». Она же занималась и продажей пластинок группы в небольшом магазинчике, который размещался в их доме, — прямо до 1972 года, когда Марли заключил собственный 1-ый договор со студией звукозаписи Island Records.

Мятеж, любовь и вера

К тому времени на Ямайке обширно распространилось движение растаманов, которое оказалось близко и Марли. В собственной музыке он пробовал отразить новейшие идеи. Его песни восхваляли растафарианскую веру, но почаще в их говорилось о радостях, неудачах и мечтах всего населения земли — Боб считал всех людей братьями, вне зависимости от их цвета кожи. «Он был хорошим, у него было много друзей, думаю, средства не изменили его… Он писал о самом тривиальном, доступном. Его песни были как поговорки, он просто складывал вкупе обыкновенные вещи», — вспоминал друг и соратник Банни Мелоди.

Альбом «Catch a Fire» стал первым проектом группы, который вышел за границы Ямайки. А посреди 70-х Марли со своим коллективом был признан мировым фаворитом в музыкальном стиле регги. Песни, которые выражали «мятеж, любовь и веру», воспользовались большенный популярностью у интеллектуалов. На родине группу, возвратившуюся из гастрольного турне, приветствовали как самых реальных звезд. «Мой отец воздействовал на обитателей Ямайки больше, чем кто-нибудь иной. Его воздействие было и в самой музыке, и в жизни. Отец показал нам тот свет, к которому необходимо стремиться», — гласит отпрыск Боба, Зигги Марли. К слову, он тоже стал известным музыкантом, четырехкратным владельцем премии «Грэмми».

Рос и политический авторитет музыканта, его считали чуток ли не пророком. В то время на полуострове назревала штатская вой­на, и фавориты противоборствующих группировок пробовали перетянуть его на свою сторону. По приглашению премьер-­министра Майкла Мэнли певец собирался выступить с благотворительным концертом «Smile Jamaica» и призвать людей воздержаться от эскалации конфликта. Но сам оказался на волосок от погибели. За день до проведения мероприятия дом Марли обстреляли из винтовок. Посреди пострадавших оказался Боб, его супруга Рита и его менеджер Дон Тейлор. Тем не наименее это не воспрепядствовало музыканту выйти на сцену.

Боб был не индифферентен к красе. «Мисс мира 1976» Синди Брейкспир стала мамой его малыша Дэмиана РобертаФото: RexFeatures/Fotodom.ru

И вся царская рать

Рита, сопровождавшая супруга в любом гастрольном турне, весьма им гордилась, но при всем этом и мачалась. Дамы так и вешались новоявленной звезде на шейку. «В каждой стране, куда он приезжал, Боб встречался с какой-либо мисс либо с местной царицой красы. Ночкой она приходила к нему в спальню и не торопилась уходить днем. Естественно, я все это лицезрела, поэтому что я была бэк-­вокалисткой в его группе и его супругой. Мне было весьма больно, я была охвачена ревностью».

«Когда весь смысл в одном человеке — это и есть любовь», — как-­то произнес Марли. Видимо, Рита не была любовью всей его жизни. Наиболее того, когда в один прекрасный момент музыканта спросили, женат ли он, он дал ответ, что нет. А Рита ему как сестра. Дело дошло даже до того, что он приводил в собственный дом малышей, рожденных от остальных дам, не сомневаясь, что супруга будет хлопотать о детях. И не напрасно она недолюбливала цариц красы! Возвратившись из турне по Англии в 1973 году, Боб сказал, что у него для супруги две анонсы: одна женщина в Лондоне ожидает от него малыша, а еще у него роман с Синди Брейкспир, кросоткой с Ямайки (которая три года спустя стала «Мисс мира»).

Синди заинтересовывали в жизни две вещи: судьба модели и музыка. Под воздействием возлюбленного она оставила модельный бизнес и занялась пением. Боба она весьма обожала, а в неких источниках ее указывают как супругу музыканта. К слову, отпрыск, которого модель родила от Боба, тоже начал двигаться по стопам отца. Дэмиан Роберт исполняет музыку в стиле регги и на нынешний денек является владельцем 3-х наград «Грэмми».

Близкие друзья Боба не лицезрели ничего такого особенного в его похождениях. «По законам растафари он имел много малышей от различных дам, и все его подруги были весьма прекрасными», — гласил музыкальный продюсер Тони Калдер. «Да, он весьма обожал дам, — вторил ему Банни Мелоди. — На Ямайке нет ничего необычного в том, что у мужчины есть малыши от различных дам, а уж если вы величавый музыкант, как Боб Марли, перед вами раскрывается больше способностей».

Но у Риты на этот счет было свое мировоззрение. «Я произнесла ему просто и верно: если ты собираешься продолжать изменять мне, никакого секса меж нами больше не будет». И именно тогда вышло зазорное событие, которое вдова музыканта до сего времени вспоминает с омерзением: Марли завладел ею против воли. Рита орала, что терпеть не может его, но пришлось стерпеть и это унижение. Через девять месяцев на свет возникла их дочь Стефания. Вообщем, дама выдумала собственный метод отомстить и тоже начала изменять супругу. Тем не наименее она оставалась ему верной соратницей и опорой, воспитывала малышей, в том числе и внебрачных. Вот таковая странноватая любовь.

Боб Марли предназначил супруге одну из собственных самых именитых песен — «No, Woman, No Cry». В уникальной версии «No, Woman, Nuh Сry». На ямайском диалекте «nuh» — аналог британского глагола «don’t», что практически значит: «Не нужно, дама, не плачь».

Рита была не только лишь супругой, да и верной соратницей. С отпрысками артистаФото: RexFeatures/Fotodom.ru

Жизнь за средства не приобретешь за деньги

Эту ставшую известной фразу Боб Марли произнес собственному отпрыску Зигги на смертном одре. Музыка была главной страстью Боба. На втором месте стоял футбол. По отзывам тех, кому посчастливилось играться с ним в товарищеских матчах, музыкант полностью мог бы вой­ти в сборную Ямайки по футболу. Его кумирами были Пеле, Марадона и Освальдо Ардилес. По трагическому совпадению злокачественная меланома, которая сгубила его в 30 6 лет, была найдена опосля 1-го из таковых матчей.

Во время любительской игры в Лондоне Марли очень травмировал большенный палец ноги, но поначалу не придал этому значения. Но боль не проходила, и он обратился к доктору. В итоге обследования и был поставлен диагноз: рак. Мед светила рекомендовали отрезать ногу, но Боб воспротивился. Как он, инвалид, будет выступать на сцене и играться в футбол! К тому же его растафарианская вера не допускала, «чтоб человека разбирали на части».

Он смог протянуть четыре года, но в 1980 году во время утренней пробежки в парке растерял сознание. Именитый медик в области онкологии Йозеф Иссельс положил его в баварскую клинику и боролся за жизнь «Короля регги» восемь месяцев, но болезнь прогрессировала. У музыканта стали выпадать его именитые дреды, пришлось их срезать, а вкупе с ними будто бы ушла и жизнь. Когда Боб сообразил, что погибает, он проявил желание возвратиться домой на Ямайку, чтоб проститься с супругой и детками. Но смог долететь лишь до Майами. Верная Рита собрала всех близких людей, чтоб они могли попрощаться с Бобом. В том числе прилетела и Синди Брейкспир. Тут, у смертного одра, была позабыта древняя вражда.

Ну и как Рита могла не простить? Ведь она от всей души обожала — и не абстрактно все население земли, а этого, полностью определенного человека, пусть не безупречного, но это ничего не меняло. «То, что у него были остальные дамы, не означает, что он не был неплохим супругом. Он знал, что я была с ним не из-­за блеска, прихоти либо славы, а поэтому что я обожала его. И я хочет хранить память о нем».

На данный момент Рита Марли возглавляет Фонд Боба Марли на Ямайке и управляет своим благотворительным обществом, которое помогает детям из бедных семей.

Добавить комментарий